Таинственная личность, оставившая в истории Азербайджана двоякий след

Сегодня, 17 сентября, день рождения азербайджанского государственного деятеля Мир Джафара Багирова

Мир Джафар Багиров родился 17 сентября 1895 года в Губе в азербайджанской  семье. Багировы принадлежали к мусульманам — шиитам, о чём свидетельствует приставка «Мир» к имени, правом ношения которой обладала определённая часть представителей этого течения ислама (она присутствует в имени отца, всех родных дядей и даже сводных дядей). Порой сам М. Д. Багиров, не желая афишировать своё сейидское происхождение (принадлежность к потомкам пророка Мухаммеда) в условиях господствовавшего в стране атеизма, при заполнении анкет писал лишь часть имени «Джафар».

Социальное происхождение Багирова не до конца ясно. В анкете за 1922 год он оставил запись, что дед по отцовской линии и сам отец являлись «хлебопашцами, хозяевами-одиночками»; в автобиографии от 1923 года Багиров писал, что он родился «в самой бедной семье», а графу основного занятия родителей до революции в личном листке по учёту кадров 1937 года он заполнил фразой «Крестьянин-бедняк». Только в одной анкете Багиров отметил, что его мать — дочь дворянина. Э. Исмаилов высказывает предположение, что мать Багирова могла быть из семьи обедневших беков. Показания, полученные по делу М. Д. Багирова в 1954—1955 годов, свидетельствовали о том, что он сын «крупнейшего духовного лица Губинского уезда».

До 1907 года М. Д. Багирова учился в мектебе. Он отмечал, что здесь изучали Коран, персидский язык и литературу. В дальнейшем Багиров обучался в трёхлетнем Губинском начальном училище, затем в четырёхлетнем высшем начальном училище. В 1913 году, по окончанию высшего начального училища, у него умирает отец. «Отсутствие всяких средств», как писал Багиров, препятствовало дальнейшему продолжению учёбы. Тем не менее за государственный счёт он отправился в Порт-Петровск на двухгодичные педагогические курсы, по завершению которых начал педагогическую деятельность. Вначале он заведовал начальной школой в Худате, затем в селении Неджефкенд.

Проходя по своему делу в 1950-х годах, Багиров заявил во время допроса, что вступил в партию большевиков в марте 1917 года в Губе, но выяснилось, что при перерегистрации 16 ноября 1920 года он указал, что в июне 1918 года в Баку. В конечном итоге следователям так и не удалось установить дату вступления Багирова в Коммунистическую партию.

Историк А. Антонов-Овсеенко, работавший директором Государственного музея истории ГУЛАГа, в своей работе «Берия» привёл совсем иную, крайне противоположную биографию. Он писал, что настоящее имя Мир Джафара Багирова неизвестно, а сам он присвоил себе имя своего старшего брата. «Подлинный» Мир Джафар Багиров, как он пишет, работал сельским учителем и тесно был связан с большевиками, в то время как «младший» Багиров не разделял ленинских идей и в то время примыкал к мусаватистам. По версии А. Антонова-Овсеенко, в Баку «подлинного» Мир Джафара Багирова в лицо не знали и после победы Советской власти в Азербайджане «Багиров-младший» отправился к своему старшему брату и убил его, подстроив несчастный случай в горном ущелье. Присвоив документы убитого, «фальшивый» Мир Джафар Багиров был принят в местную ЧК сотрудником комендатуры. Антонов-Овсеенко приводит сообщение генерал-лейтенанта МВД Н. К. Богданова прокурору: «Багиров признался в том, что ещё до 1917 года он вместе с родным братом сбежал от царских властей в иранский Азербайджан. Во время крупной ссоры Багиров убил брата и завладел его документами. После февральской революции он вернулся на родину. Большое сходство с убитым братом позволило ему длительное время скрывать обман». Однако приведённые свидетельства не опираются на надёжные источники, а многие факты не подкреплены соответствующими источниками информации. Более того, Антонов-Овсеенко сам указывает на расхождение некоторых деталей между двумя версиями.

Период с февраля 1917 по осень 1918 года в биографии Багирова остаётся наиболее неясным. После февральской революции его назначили комиссаром второй (еврейской) части города Губы. Ясно, что в 1917 году он стал заместителем Кубинского уездного комиссара, крупного помещика,капитана А. Зизикского, проработав на этой должности, по словам самого Багирова, до сентября месяца. Согласно показаниям цензора Главлита, пенсионера МГБ Садыха Кафарлы, который занимался разоблачение Багирова и за это был репрессирован, «…во время первой империалистической войны Багиров служил в царской армии, в дикой дивизии…».

В марте 1918 года Бакинский Совет, состоящий из большевиков и левых эсеров, при поддержке вооружённых отрядов армянской партии «Дашнакцутюн» и правых эсеров утвердил свою власть в Баку в результате кровопролитных событий. Вскоре в Губе, куда вошёл отряд во главе с большевиком Д. Геловани, развернулись бои с местными лезгинами, вынудившие его уйти из города. Вслед за ними ушли и местные армяне. В апреле сюда двинулся крупный дашнакский отряд под командованием Амазаспа и большевистского комиссара Венунца. Присланный для мщения убитых армян, Амазасп объявил, что ему приказано «уничтожить всех мусульман от берегов моря (Каспийского) до Шахдага». Отрядом Амазаспа были сожжены 122 деревни в районе Губы. В этом отряде находился и сам М. Д. Багиров. Вспоминая об этом, он писал:

«К великому моему сожалению, против моей воли мне пришлось быть свидетелем той кошмарной картины, которая была в Губе… Даже я не мог спасти своих родственников. Были зверски штыками заколоты дядя мой старик лет 70 Мир Талыб, сын его — Мир Гашим, зять Гаджи Эйбат и ряд других моих родственников».

 О причинах, приведших его туда, он в 1954 году на допросе, который вёл Генпрокурор СССР Р. А. Руденко, пояснял:

В этом отряде я был по приказанию чрезвычайного уполномоченного Бакинского совнаркома в Дагестане тов. Нанейшвили, который мне как коммунисту поручил следить за тем, чтобы со стороны дашнаков было меньше зверств. В этом отряде я пробыл примерно неделю. Отряд этот был послан Бакинским совнаркомом для освобождения Губы. Верно, за эту неделю дашнаки вырезали много невинных людей.       

В апреле 1920 года азербайджанское правительство было свергнуто и в Азербайджане провозглашена Советская власть. Багиров вернулся на родину. В течение года он поочерёдно занимал должности заместителя председателя Революционного комитета Карабахской области, начальника 2-й стрелковой бригады, помощника военкома Азербайджанской стрелковой дивизии, председателя Революционного Военного Трибунала этой дивизии, заместителя председателя Революционного Военного Трибунала XI Красной Армии.

После смены власти среди азербайджанских коммунистов развернулась групповая борьба. По свидетельству О. Г. Шатуновской, борьба велась между двумя группировками: национально-ориентированные коммунисты во главе с Н. Наримановым (председатель СНК Азербайджанской ССР) и интернационалисты, которые стали борцами с прежними традициями.

В этой борьбе определённую роль стали играть органы госбезопасности Азербайджанской ССР. 10 февраля 1921 года председателем ЧК при СНК Азербайджанской ССР становится М. Д. Багиров, а с апреля того же года он одновременно является уполномоченным Наркомата путей сообщения РСФСР по Закавказью. Пока Н. Нариманов был во главе правительства Советского Азербайджана М. Д. Багиров оправдывал его доверие. Чекисты Азербайджана превратились в реальную угрозу для противников Н. Нариманова, а сам М. Д. Багиров вёл себя как его телохранитель.

В 1920-е годыˆон подружился с Л. П. Берия, который являлся его заместителем и начальником секретно-оперативной части АзЧК. Дружба между ними была очень близкой. В кавказской партийной организации их даже называли «сиамскими близнецами».

В январе 1922 года Закавказский ЦКК постановил исключить М. Д. Багирова из рядов партии и отстранил его от занимаемых должностей на 4-5 месяцев «за нарушение революционной законности», после чего Берия на несколько месяцев занял должность председателя Азербайджанской ЧК. После падения Н. Нариманова летом 1923 года, М. Д. Багиров не только перешёл на сторону его оппонентов, но и стал преследовать его самых близких сторонников

7 сентября 1929 года М. Д. Багиров был вновь назначен председателем ГПУ при СНК Азербайджанской ССР. Незадолго до назначения, 21 августа, И. В. Сталин направил письмо секретарю ЦК ВКП(б) В. Молотову, в котором писал: «Багирова (несмотря на его грехи в прошлом) придётся утвердить предчека Азербайджана: сейчас он единственный человек, который сумеет справиться с поднявшими голову мусаватистами и иттихадистами в Азербайджанской деревне. Эти отряды, не признавая новую власть, использовали методы террора против её представителей. И в этот период была создана центральная оперативная группа во главе с М. Д. Багировым.

В октябре 1932 года М. Д. Багиров возглавил Совет Народных Комиссаров Азербайджанской ССР, а в декабре 1933 года стал Первым секретарем Бакинского городского комитета КП(б) Азербайджана. 15 декабря 1933 года его избрали Первым секретарём ЦК Компартии Азербайджанской ССР. Бывший секретарь ЦК Компартии Мир Гасан Сеидов вспоминал:

Как рассказывал сам Багиров на заседании Политбюро, на котором обсуждалась его кандидатура, шёл острый спор. Видимо, кто-то из них вынашивал идею снова направить сюда своего человека из Центра. Однако Сталин настоял на своём… Давая ему напутствия во время приёма после заседания Политбюро, Сталин… сказал: «Азербайджаном должны править азербайджанцы. Это, кроме всего остального, имеет большое значение в плане международной политики партии. Не зря Ленин говорил, что Азербайджан является форпостом на Востоке, это ворота на Восток.

Тогда же в декабре 1933 года он стал 3-м секретарём Закавказского краевого комитета ВКП(б) и занимал эту должность до 15 января 1934 года. 10 февраля 1934 года Багиров стал кандидатом в члены ЦК ВКП(б), а 12 октября 1937 года постановлением пленума ЦК ВКП(б) был переведён из кандидатов в члены ЦК ВКП(б). С 17 января 1938 года — член Президиума Верховного Совета СССР.

Подражая Сталину, он работал ночью. По воспоминанию современников, переживших то время, все высшие чиновники ждали его ночных звонков и потому ложились спать рано утром. Бывший секретарь ЦК Мир Гасан Сеидов вспоминал, что «многие из руководящего состава аппарата ЦК, даже некоторые секретари ЦК, не столько уважали его, сколько боялись. Многие из них старались не вступать с ним в личный контакт…».

М. Д. Багиров с 1933 и до 1951 год проживал в Особняке де Бура, где до этого жил Н. Нариманов, а затем он передал эту виллу музею искусств, который до сих расположен в этом здании. По свидетельству очевидцев тех лет, когда Багиров выходил из дома, то он перекрывал доступ во внутреннюю часть Баку, опасаясь как за свою жизнь, так и получая наслаждение от возможности прогуливаться в одиночестве по безлюдным улицам города. В Азербайджане при культе личности Сталина, по сути, существовал также мини-культ М. Д. Багирова.

Весной 1936 году в Баку прошли аресты, которым подверглись «троцкисты» и «националисты».

В ноябре агентами НКВД были арестованы десятки видных коммунистов, заподозренных в троцкизме, мусавате и шпионаже. В числе которых был председатель комитета по делам искусств Рухулла Ахундов, нарком просвещения Мусеиб Шахбазов, зампред Азериттифага Ханбудагов Эйюб. Вышеупомянутый Рухулла Ахундов был видным партийным деятелем. До ареста он возглавлял Управление искусств при СНК Азербайджанской ССР и являлся заместителем директора Азербайджанского отделения Закавказского филиала АН СССР. Бывший сотрудник Наркомпроса Азербайджана Г. Нуриев позднее рассказывал о последнем разговоре с Р. Ахундовым, который состоялся в декабре 1936 года: «Он был расстроен и взволнован, рассказал, что разругался с Багировым по какому-то вопросу, причём он ругал Багирова за то, что последний хочет единолично управлять Азербайджаном и совершенно не считается ни с кем».

30 июля вышел приказ НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», который на следующий день был одобрен Политбюро ЦК ВКП(б). Этот приказ открыл путь к массовым репрессиям.

По оценке немецкого историка Йорга Баберовски «с начала лета 1937 г. до осени 1938 г. Азербайджан фактически оказался без управления».  Репрессии уничтожили бoльшую часть руководства Компартии Азербайджанской ССР, лишив её среднего класса.

В конце 1941 года советско-английские войска вторглись в Иран, оккупировав север и юг страны. Спустя четыре года на территории, занятой советскими войсками, образовалось просоветское Национальное правительство Азербайджана. Багиров насаждал там собственный мини-культ личности как «объединителя Азербайджана».

В 1944 году на заседании Махачкалинского ГКО занял принципиальную позицию в защиту кумыкского народа, которого также ожидала участь высылки, как и чеченцев и ингушей. Багиров вкратце по телефону доложил Сталину обстановку в Дагестане, сказал, что руководство обкома сомневается в лояльности местного населения, в частности кумыкского, и что он, Багиров, не разделяет этого, мнения и никогда не согласится с ним.

В период правления Мир Джафара Багирова был поднят территориальный вопрос между союзными республиками. Первый секретарь ЦК Компартии Армянской ССР Г. А. Арутюнов выдвинул предложение о передачи Нагорного Карабаха в состав Армении. Багиров ответил контраргументами и встречными требованиями. В своём письме Маленкову от 1945 года М. Д. Багиров написал, что у них нет возражений относительно передачи НКАО в состав Армянской ССР, но взамен он предложил рассмотреть вопрос о включении в состав Азербайджана АзизбековскогоВединского и Карабагларского районоа Армянской ССР, населённых преимущественно азербайджанцами. Более того, Багиров выразил несогласие с передачей соседней республике Шушинского района. После этого вопрос о передаче Армянской ССР НКАО больше не ставился.

На багировское время приходится становление и развитие промышленного и энергетического потенциала Азербайджана. В тот период возникли многие предприятия, новые промышленные центры — города СумгаитМингечевирАли-БайрамлыДашкесан.

В 1939 году началось строительство крупного гидротехнического сооружения — Самур-Дивичинского канала, инициатива чему принадлежала колхозникам Губинского района. Оно завершилось в течение всего 6 месяцев. На протяжении 17 лет (с 1933 по 1950 год) Багиров занимал должность Первого секретаря Бакинского городского комитета АКП(б), то есть руководителя бакинских коммунистов. Багиров оказал заметное влияние на советскую историографию Кавказской войны XIX века. Со смертью Сталина страна вступала в новую эпоху. Л. П. Берия, наряду с Н. С. Хрущёвым и Г. М. Маленковым, стал одним из главных претендентов на лидерство в стране. Между ними развернулась борьба за власть. Н. С. Хрущёв, заручившись поддержкой большинства членов ЦК и высокопоставленных военных, 26 июня созвал совещание Совета министров СССР, на котором Л. П. Берия был обвинён в шпионаже и заговоре с целью захвата власти и арестован. Вслед за последовавшим 26 июня падением Берии последовало и падение Багирова, традиционно считавшегося «человеком Берии».

7 июля постановлением пленума ЦК КПСС Багиров был выведен из состава ЦК КПСС и в тот же день опросом выведен из кандидатов в члены Президиума ЦК КПСС. 20 июля он потерял членство в Бюро ЦК Компартии Азербайджана, а совместный пленум ЦК и Бакинского комитета Компартии Азербайджанской ССР, состоявшийся 29-30 декабря, своим постановлением вывел его из состава ЦК Компартии Азербайджанской ССР.

29 октября был допрошен в качестве свидетеля по делу Берии. 13 марта 1954 года решением КПК при ЦК КПСС Мир Джафар Багиров был исключён из партии и арестован.

Накануне суда над М. Д. Багировым в 1956 году обстановка в Азербайджане, по сведениям КГБ, была неспокойной: как отмечалось, отрицательно сказались тбилисские события. В Баку КГБ обнаружил антисоветско-националистические листовки с обращением к народу, первый пункт которых гласил: «Наша обязанность освободить М. Дж. Багирова»; автор был установлен и осуждён. Приходили также письма с требованием освободить Багирова.

12 апреля 1956 года в Баку начался открытый судебный процесс над Багировым. Этот процесс носил больше политический, нежели правовой характер.

В ходе процесса Багиров, ознакомившись со следственными материалами на Григоряна, Маркаряна, Борщева и Сумбатова-Топуридзе, заявил на суде:

Я им верил, я доверил им органы Народного комиссариата внутренних дел. Поэтому моя вина перед народом столь велика, что меня мало расстрелять, мало повесить, меня надо четвертовать, разорвать на кусочки.            

26 апреля 1956 года Военная коллегия Верховного суда СССР признала Багирова наряду с другими обвиняемыми виновным «в участии в изменнической группе и в совершении террористических расправ над советскими гражданами» и на основании ст. ст. 63-2,70 УК Азербайджанской ССР приговорила его вместе с Маркаряном, Борщевым и Григоряном к расстрелу с конфискацией всего имущества. Атакишиев и Емельянов получили двадцать пять лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях. Суд на Багировым ознаменовал начало кампании десталинизации в Азербайджане.

Бывший руководитель Азербайджана подал прошении о помиловании, но 12 мая Президиум Верховного Совета СССР отклонил ходатайство о его помиловании. С ходатайством о помиловании обращались также сын Джен и супруга Евгения Багировы. 26 мая Мир Джафар Багиров был расстрелян. Есть предположение, что его расстреляли в Коломне. Личное дело Мир Джафара Багирова находится в Москве.

Историки и современники М.Багирова составили о нём двоякое мнение. Так, директор музея истории Азербайджана, академик П. Азизбекова, чья юность и начало научной деятельности пришлись на Сталинскую эпоху, охарактеризовала Багирова как «одного из самых кровавых сталинских палачей», в то время как в работе востоковеда, академика З. Буниятова «Qırmızı terror» («Красный террор»), М. Д. Багиров, в отличие от других (например Сумбатова, Борщева, Маркаряна), не упомянут как виновник репрессий. Иначе подошёл к оценке деятельности Багирова другой историк Эльдар Исмаилов. По его мнению, Багиров действовал в соответствии с условиями того времени, а иначе (то есть действовать без оглядки на эмиссаров НКВД из Москвы) он не мог. И хотя с него нельзя снимать ответственность за злодеяния тех лет, Багиров, по мнению Э. Исмаилова, без сомнения был азербайджанским патриотом. В исследовании Дж. Гасанлы, посвящённой хрущёвской эпохе в Азербайджане, репрессии Багировского времени не упомянуты. По мнению С. Румянцева, Джамиля Гасанлы трудно назвать критиком «багировского режима», он скорее «видит в Багирове опять-таки азербайджанского патриота». Таким он предстаёт со страниц его книг, причём противостоящий проискам представителей «некоренной национальности», которому приходилось при всём своём нежелании мириться с указаниями «центра».

Совсем другой взгляд на Багирова присутствует в иных исследованиях. В книге Тейуба Гурбана «Сильная личность из врагов», Багиров предстаёт «достойным сыном своего народа». Он, по мнению автора, много хорошего сделал для своей страны, а также боролся с «проармянски настроенными силами в Москве» и «скрытыми дашнаками». Автором предисловия этой монографии является писатель Гылман Илькин, из текста которого вытекает, что Багиров не дал армянам избавиться от композитора Узеира Гаджибекова. Т. Гурбан выступает оппонентом тех, кто пытается критиковать Багирова. Ещё один автор — Адигёзал Мамедов целью своей монографии «Несостоявшийся переворот» объявляет разрушение образа Багирова «как палача народа».

По мнению историков, он выделялся на фоне остальных, весьма бесцветных, закавказских вождей… Волевой и решительный, он был абсолютным хозяином в своей республике.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s