Азербайджанский  «Социальный дом»

Азербайджан постепенно переходит на новую модель социального обеспечения именуемую «Социальный дом». Данная модель по – большому счёту является одной из составляющих «Социального государства», а это один из тех терминов, которые часто используются, но не имеют общепринятого определения. Терминологические сложности связаны еще и с тем, что в различных странах термин «социальное государство» не только понимается, но и звучит по-разному. Очевидно, что каждое из них имеет свои смысловые оттенки. В немецком варианте акцент ставится на подчиненности государства интересам общества, в англоязычном — на обеспечении благосостояния, в шведском варианте государство уподоблялось дому или семье, в развитие которых каждый вносит свою лепту. Мы попытаемся выяснить, что данное понятие подразумевает в азербайджанском варианте.

Новый министр труда и социальной защиты населения Азербайджана Сахиль Бабаев уже в первых публичных  выступлениях отметил, что намерен в короткие сроки добиться серьёзных сдвигов в плане усовершенствования системы социального страхования, которая будет основана на совершенных рабочих механизмах. Новая совершенная система направлена на полное обеспечение социальной справедливости и прозрачности услуг, оказываемых населению  по различным  видам социального обеспечения.

При этом деятельность Государственного фонда социальной защиты функционирующего при министерстве также должна придерживаться данной линии деятельности и принципов социальной справедливости. Таким образом, деятельность социальных структур должна быть направлена на достижение максимальной лояльности граждан, исключение случаев создания волокиты, вызывающих недовольство граждан, обеспечение предупредительного отношения к лицам, обращающимся за получением различных видов социального обеспечения.

Для достижения этих целей министр предложил использовать в местных органах Фонда практику культурного обслуживания граждан по успешной модели службы ASAN. Фонд социальной защиты населения должен обеспечить максимальное соответствие прогнозам поступлений по социальному страхованию,  а также усилить работу в направлении составления правильных прогнозов соответствующих реальности. Недопустимо возникновение дебиторских долгов, субъективное не равное отношение к плательщикам взносов социального страхования, необходимо направить все усилия на обеспечение выплат предусмотренных законом  взносов по социальному страхованию. Министр отметил важность привлечения к участию в системе социального страхования большего числа частных предпринимателей и землевладельцев и усиление стимулирующих мер в данном направлении.

Сборы взносов социального страхования должны расти в соответствии с ростом числа пенсионеров. В целях сведения к минимуму контактов между чиновниками и гражданами распорядился полностью автоматизировать систему начисления пенсий. Данные меры действительно могли бы помочь выровнять ситуацию, если бы и справки с последнего места работы предоставлялись в автоматическом режиме без участия, так как не редки случаи, когда работникам, достигшим пенсионного возраста, отказывается в предоставлении справки о реальной заработной плате получаемой им, а это в итоге сказывается на размере пенсии.  В итоге лица не проработавшие в своей жизни не дня получают пенсию, размер которой выше чем у людей имеющих реальный рабочий стаж и получающих минимальную пенсию.

В рамках усовершенствования системы адресной социальной помощи создаются возможности организации малых средних предприятий способные вывести из бедности малоимущие семьи, а также реализуются программы рынка труда. Минимум 50% привлекаемых к программам самозанятости граждан должны быть трудоспособные члены семей получающих адресную социальную помощь. Министерством труда и социальной защиты на сегодня оказываются услуги 2,5 миллионам граждан страны, исходя из чего, министр считает целесообразным проведение мероприятий по унификации в сфере социальных пособий. Сахиль Бабаев чётко отметил, что местные структуры министерства должны функционировать по модели «Социального дома». Теперь всячески приветствуется обеспечение занятости лиц с различными физическими отклонениями, в целях обеспечения равных прав на занятость граждан различных категорий. А это говорит о том, что азербайджанское государство настроено больше на обеспечение всех слоёв населения работой и стабильным заработком, нежели постоянное обеспечение пособием, размер которого по идее не может обеспечить все нужды социально ограниченных слоев населения. Это нормальная практика, применяемая в ряде стран мира, и она способствует устранению негативных факторов, связанных с социальной адаптацией людей с ограниченными возможностями в обществе, ведь среди них есть молодые полные сил и энергии людей, способных работать, и позаботиться о себе.

Исходя из заявлений министра, и наблюдения деятельности министерства можно сказать, что   азербайджанская модель «Социального дома» как всегда универсальна, то есть за основу взяты отдельные компоненты различных видов «Социального дома», которых, согласно монографии «Социальное государство в странах ЕС: прошлое и настоящее» российской академии наук насчитывается как минимум 5 моделей.

Нордическая модель, к которой принято относить страны Скандинавского полуострова (включая не входящую в ЕС Норвегию) и Финляндию, базируется на компромиссе и взаимной сдержанности между рабочим движением, с одной стороны, и бизнесом — с другой. Эта сдержанность связана с прагматическим осознанием того, что малые страны Северной Европы могут выжить в большом мире с жесткой конкуренцией только при объединении усилий всех сторон. Специфической чертой нордической модели являлась подчиненность экономической политики двум главным целям, а именно обеспечению максимальной занятости и выравниванию доходов. Высокая занятость достигается при помощи активной политики на рынке труда, включающей обширный комплекс мер, направленных на улучшение качества человеческого капитала за счет государственных вложений в образование и переподготовку кадров, повышение профессиональной и географической мобильности рабочей силы, поощрение спроса на нее со стороны работодателей, вовлечение в рынок граждан предпенсионного возраста. Некоторые черты этой модели присущи и азербайджанской модели, согласно которой многие оставшиеся в результате сокращений не удел профессионалы, поменяли географию своей деятельности, переквалифицировались, но всё это больше происходит не за счёт государства, а за счёт собственных средств и усилий граждан. Что касается граждан предпенсионного возраста, то здесь зачастую наблюдается плачевная ситуация, когда работнику всю жизнь проработавшему на интеллектуальной работе в 40 лет отказывают в работе, так как он не подходит по возрасту, предлагают мизерную зарплату или неприемлемые условия работы, а при обращении в агентство по трудоустройству предлагают работу няни, холодницы, повара или домработницы, что говорит о том, что нет чёткой классификации работников, в соответствии со стажем и опытом работы, сферой занятости.

Успешное развитие североевропейских стран, которые по основным показателям, характеризующим уровень и качество жизни граждан, значительно опережают большую часть экономически развитых стран, неизменно вызывает интерес со стороны экспертов, занимающихся социальными вопросами. Дания до недавнего времени считалась примером «Социального дома» гарантирующего высокий минимальный стандарт жизни для всех, включая детей, пожилых людей и нетрудоспособных. Однако и в Дании в первой половине 2010 годов были проведены реформы, направленные на сокращение затрат на социальную сферу, в том числе сокращение продолжительности выплат пособий по безработице, повышение пенсионного возраста и его привязка к ожидаемой продолжительности жизни. Несмотря на то, что североевропейские страны по-прежнему декларируют свою верность идее «социального государства для всех», в реальности происходит постепенное смещение акцента в сторону идей социального инвестирования, в соответствии с которыми государство должно заботиться не столько о выравнивании доходов, сколько о повышении качества человеческого капитала.

Англосаксонская или либеральная модель применяется в Великобритании и Ирландии, а также США, Канаде, Австралии. Это модель с ограниченным государственным вмешательством в экономику и менее заметной по сравнению с другими моделями ролью государства в регулировании общественных процессов. В этих странах сохраняется невысокий удельный вес госсектора в производстве ВВП, государственная собственность представлена меньшим числом отраслей, главным образом в производственной и социальной инфраструктуре. Считается также, что для англосаксонских стран характерен низкий уровень перераспределения ВВП через государственный бюджет, хотя по этому показателю они существенно разнятся между собой. Если в США и Ирландии доля госрасходов составляет соответственно 37,4 и 38%, то в Великобритании она в 2014 году достигла 43,8% .

Как следствие, Великобритания выделяется из общего ряда стран с либеральной моделью своими высокими налогами: общая налоговая нагрузка в этой стране составляет 32,9% ВВП (в США — 25,4%, в Ирландии — 28,3%) . В то же время либеральная модель предполагает, что граждане, которые располагают достаточными материальными возможностями, должны сами себя обеспечивать. Даже в Великобритании, которая традиционно выделяется из этой группы стран щедростью и разнообразием социальных программ, они составляют по данным на 2015 год всего 21,5% ВВП (для сравнения, в Германии — 25,3%, в Швеции — 27,1%12). В Азербайджане в  2018 году 40% (1761,3 миллиона манатов) расходов госбюджета были социальной направленности, что на 7,7%, или 125,6 миллиона манатов больше аналогичного показателя 2017 года.

К континентальной модели социального государства принято относить Германию, Австрию, Францию, Бельгию, Люксембург, а также Нидерланды, хотя последняя из названных стран адаптировала многие черты нордической модели. Главные ее особенности -преимущественное финансирование социальных расходов за счет взносов в автономные от государства страховые кассы и высокая зависимость уровня социальной защиты от профессиональной деятельности трудящихся. Таким образом, доступ к благам был обусловлен не гражданством (как в странах Северной Европы) или потребностью в минимальных средствах для существования (как в англосаксонских странах), а работой и получаемыми в течение трудового стажа доходами. Выплачиваемые после завершения трудовой деятельности пенсии, как правило, были достаточны, чтобы поддерживать прежний уровень жизни, что обеспечивало широкую поддержку социального государства со стороны большей части граждан.

Средиземноморская модель, применяемая в странах Южной Европы основана на роли семьи как института, компенсирующего провалы системы социальной защиты, и проникнутая католическим принципом «солидарности» культура общежития. Спецификой модели является и неравномерное страхование социальных рисков, что находит выражение в повышенной защите старших возрастов (особенно в Италии и Греции) в ущерб остальным группам населения, недоразвитости услуг и выплат, адресованных семье, недостатке внимания к социальному жилью. Структурные проблемы этого типа социального государства связаны с крайне неравномерным распределением социальных издержек между работниками и работодателями, обремененными высокими налогами, и с массовым уходом от налогообложения. Оценка веса теневой экономики в странах Южной Европы варьируется, достигая 30% ВВП. Наличие обширного неформального сектора негативно отражается не только на финансовой устойчивости социального государства, но и на его эффективности и глобально понимаемой легитимности. В этой модели важнейшую роль играл институт семьи, опирающийся на принцип солидарности и интенсивные связи между поколениями. Данный элемент модели присущ и Азербайджану, где молодому поколению при наличии необходимости полагается заботиться о старшем поколении пенсионного возраста. В этой модели гарантированная заработная плата регулярно занятых работников при высоких социальных отчислениях обеспечивала старшее поколение пенсиями, а нужды семьи, в частности жилищные, несмотря на ограниченность прочих социальных выплат, покрывались путем внутреннего перераспределения получаемых доходов, дополнением к чему служила «неформальная» занятость — побочные или уводимые от налогов заработки.

Модель стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) применялась особенно на постсоветском пространстве. Особенность развития социального государства в ЦВЕ заключалась в использовании опыта более благополучных европейских стран, использование зарубежных концепций в соответствии с текущей ситуацией. В первые годы трансформации оказывалась помощь незащищенным слоям населения по опыту Великобритании и других стран с либеральной моделью. Затем  государство стало отказываться и перешло на страховые схемы, реализуемые за счет взносов самих граждан и их работодателей. На третьем этапе правительства стран ЦВЕ взяли на себя часть функций, от которых ранее отказались.

Стагнация европейской экономики, начавшаяся  в 2000 годах и сопровождавшие её социальные и политические сдвиги, наглядно показали, что в социальном плане ЕС остается крайне неоднородным объединением, а попытки осуществления в странах с различными моделями развития унифицированной экономической политики приводят к неоднозначным результатам.

По результатам исследований учёных, для устранения негативных факторов европейские страны ищут новые решения проблемы занятости, так как на фоне четвертой промышленной революции Европейский союз, который по многим параметрам развития науки и инноваций отстает от своих конкурентов, может столкнуться с дальнейшим ростом безработицы. Все большая роль будет отводиться повышению конкурентоспособности, созданию эффективно работающих учреждений для переподготовки кадров. Сокращение административных издержек, сопряженных с социальными расходами – это ещё одна новая тенденция. Экономия достигается путём привлечения к системе социального обеспечения, местных властей, распространения государственно-частного и муниципальночастного партнерства в социальной сфере, сокращения работников, максимально возможного использования информационных технологий для совершенствования работы социальных служб. Активно вовлекаются в социальную деятельность представители бизнеса, благотворительных организаций, гражданского общества, церкви и т.д., которые берут на себя часть функций, ранее выполнявшихся государством. Эти и другие тенденции применяются в Великобритании, Германии, Франции, Италии и Испании, а также нескольких малых европейских странах — Швеции, Греции, Латвии, Эстонии, Литвы, социальное развитие которых иллюстрирует наличие как общих, так и уникальных проблем, отражающих единство и многообразие социального государства в Европейском союзе.

 

Bir cavab yazın

Sistemə daxil olmaq üçün məlumatlarınızı daxil edin və ya ikonlardan birinə tıklayın:

WordPress.com Loqosu

WordPress.com hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış /  Dəyişdir )

Google foto

Google hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış /  Dəyişdir )

Twitter rəsmi

Twitter hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış /  Dəyişdir )

Facebook fotosu

Facebook hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış /  Dəyişdir )

%s qoşulma